МегаПредмет


Обратная связь

ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ

Сила воли ведет к действию, а позитивные действия формируют позитивное отношение


Как определить диапазон голоса - ваш вокал


Как цель узнает о ваших желаниях прежде, чем вы начнете действовать. Как компании прогнозируют привычки и манипулируют ими


Целительная привычка


Как самому избавиться от обидчивости


Противоречивые взгляды на качества, присущие мужчинам


Тренинг уверенности в себе


Вкуснейший "Салат из свеклы с чесноком"


Натюрморт и его изобразительные возможности


Применение, как принимать мумие? Мумие для волос, лица, при переломах, при кровотечении и т.д.


Как научиться брать на себя ответственность


Зачем нужны границы в отношениях с детьми?


Световозвращающие элементы на детской одежде


Как победить свой возраст? Восемь уникальных способов, которые помогут достичь долголетия


Как слышать голос Бога


Классификация ожирения по ИМТ (ВОЗ)


Глава 3. Завет мужчины с женщиной


Оси и плоскости тела человека


Оси и плоскости тела человека - Тело человека состоит из определенных топографических частей и участков, в которых расположены органы, мышцы, сосуды, нервы и т.д.


Отёска стен и прирубка косяков Отёска стен и прирубка косяков - Когда на доме не достаёт окон и дверей, красивое высокое крыльцо ещё только в воображении, приходится подниматься с улицы в дом по трапу.


Дифференциальные уравнения второго порядка (модель рынка с прогнозируемыми ценами) Дифференциальные уравнения второго порядка (модель рынка с прогнозируемыми ценами) - В простых моделях рынка спрос и предложение обычно полагают зависящими только от текущей цены на товар.

Наши проблемы с точки зрения теории





Остановимся на этом подробнее, посмотрим, что же пред­ставляют собой с психологической точки зрения наши внут­ренние проблемы.

Представьте себе старую пластинку. Ее много раз заводи­ли, и она, как говорят, «заиграна». Стоит иголке попасть на испорченную дорожку, как голос на пластинке начнет беско­нечно повторять: «Я те... я те... я те...», и так до тех пор, пока вы сами не передвинете адаптер.

Другой пример. Как-то в доме у моей подруги в один день испортились все механические часы, начав показывать совер­шенно неожиданное время и, кажется, спеша и отставая одно­временно. Выяснилось, что ее сын принес в дом большой магнит, который и сбил настройку часов. И третий. Из детек­тива:

«— Преступников было несколько? — спросил Холмс.

— Двое. Их чуть-чуть не поймали на месте преступления. У нас есть отпечатки их следов, есть их описание; десять шан­сов против одного, что мы найдем их... Это был мужчина сред­него роста, крепкого сложения, с широким лицом, толстой шеей, усами и в маске.

— Приметы неопределенные, — возразил Шерлок Холмс. — Вполне подойдут хотя бы к Уотсону (Ватсону. — А. 77.).

— Правда, подойдут, — улыбнулся инспектор, которому это показалось забавным. — Точь-в-точь Уотсон»*.

И хотя, как вы помните, в рассказе действительно чуть было не поймали Уотсона, совершавшего вместе с мистером Шер­локом Холмсом очередной благородный поступок, очевидно, что словесные портреты, описания примет чаще всего носят очень общий характер, подходят к очень большому количест­ву самых разных, порой даже не слишком похожих друг на Друга людей.

Эти три примера и позволяют нам представить, как дейст­вуют наши внутренние проблемы. Ситуации, события нашей жизни, с которыми мы не смогли справиться, в которых мы терпели неудачу или «позорно бежали с поля боя», где мы выглядели слабыми и глупыми, такие, которые когда-то ужас­но напугали нас, как говорит американский психолог Харви Джекинс, живут в нас в виде непереваренного кома событий. Причем запоминается не то, что происходило, это остается лишь слабым отпечатком» а прежде всего те неприятные пере­живания, которые мы при этом испытывали. Этот ком собы­тий вместе с переживаниями, его сопровождавшими, как бы записывается на пластинку. И стоит нам попасть в ситуацию, лишь едва — внешне — напоминающую (а уж тем более со­всем похожую), как в словесном портрете, и пластинка вновь начинает проигрываться. Но поскольку мы в прошлый раз не смогли справиться с этой ситуацией, не проанализировали ее, то и в этот раз все вновь повторяется. Ком растет, а вместе с ним растет наш опыт неудач, опыт ситуаций, в которых мы испытываем тревогу и страх, ситуаций, на которые мы реаги­руем остро эмоционально, заранее отказываясь от возмож­ности изменить в ней свое поведение. Мы лишаемся свободы выбора, и наша реакция — это заигранная пластинка. Более того. Пытаясь осмыслить, понять, что надо делать (и даже рассказывая об этих ситуациях), мы часто чувствуем, что вдруг резко глупеем, ощущаем беспомощную, буксующую на месте мысль. Если пользоваться научной терминологией, можно сказать, что сознательное решение, свободный выбор заменя­ются жесткой стереотипной реакцией, эмоции блокируют ин­теллект.

Но и это еще не все. Подобно магниту, испортившему часы, психологическая проблема притягивает к себе события нашей жизни, искажая наш опыт, опыт наших чувств, опыт наших переживаний, опыт наших успехов и неудач. Это происходит не только за счет «записи на пластинке» всех более или менее сходных ситуаций и, следовательно, растущего, словно снеж­ный, кома «непереваренных» событий вместе со сгустком отри­цательных эмоций, но и потому, что проблема как бы создает отрицательно заряженное поле, которое, во-первых, влечет к себе все, что связано с неблагополучием, с отрицательными эмоциями, и, во-вторых, — об этом мы уже говорили — со­здает тот отрицательный настрой, который привлекает, при­манивает к нам неудачи.

Когда мы рассказываем о проблеме, особенно если нас внимательно и доброжелательно слушают, не давая советов я не говоря: «Это чушь, мелочь, выбрось это из головы», или когда мы делаем так, чтобы услышать самого себя, мы поне­воле, преодолевая отвращение и страх, прикасаемся к этом} кому. А поскольку нас просят быть как можно конкретнее и говорить подробно, то мы начинаем его разбирать, так или иначе подходим к нему рационально (если угодно, занимаем позицию аналитика).

Как хорошо было бы поступить с проблемой так, как мы поступаем с заигранной пластинкой — передвинуть адаптер, и все. Но наша пластинка не просто заиграна, на ней налип ком грязи, и для того чтобы игла двинулась дальше, мы долж­ны счистить этот ком. О, наши эмоции не сдаются! Именно сопротивление проявляется в зевоте, злости и других непо­нятных внешне реакциях. И чем ближе мы подходим к про­блеме, тем сильнее эти странные (на научном языке — неаде­кватные) реакции. Пластинка заиграна, и мы снова и снова повторяем одно и то же, надеясь, что при каком-то толчке игла сама проскочит дальше. И это действительно происхо­дит! Мы чувствуем освобождение, выражающееся в смехе, сле­зах или чувстве облегчения.

Знаете, на что это похоже? Маленькие дети очень по-раз­ному относятся к страшным местам в сказках. Одни так боят­ся их, что просят эти места не читать, а вот другие требуют, чтобы им читали эту сказку со всеми страшными местами много раз, играют и рисуют эти страшные эпизоды (не подозревая, что этим открывают сами эффективные приемы психотера­пии) — они привыкают к страху, осваивают, «переваривают» его, научаются с ним обращаться.

Примерно то же происходит, когда мы много раз повторя­ем одно и то же. Называя то, что нас травмирует, мы делаем это как бы более объективным, и чем больше мы его называ­ем, тем более объективным оно становится. Мы освобожда­емся от него.

И если проблема еще не очень глубоко засела в нас, то бывает так, что, рассказав о ней, мы полностью избавляемся от нее так же, как дети избавляются от страха.

Но если она проникла вглубь, то, к сожалению, так просто от нее не избавишься. Зная это, не давайте новым травмам записываться на старые заигранные пластинки.Анализируйте трудные для вас ситуации, не бойтесь их, рассказывайте о них. Ведь вы уже знаете, как их победить.





©2015 megapredmet.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов. Обратная связь...