МегаПредмет


Обратная связь

ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ

Сила воли ведет к действию, а позитивные действия формируют позитивное отношение


Как определить диапазон голоса - ваш вокал


Как цель узнает о ваших желаниях прежде, чем вы начнете действовать. Как компании прогнозируют привычки и манипулируют ими


Целительная привычка


Как самому избавиться от обидчивости


Противоречивые взгляды на качества, присущие мужчинам


Тренинг уверенности в себе


Вкуснейший "Салат из свеклы с чесноком"


Натюрморт и его изобразительные возможности


Применение, как принимать мумие? Мумие для волос, лица, при переломах, при кровотечении и т.д.


Как научиться брать на себя ответственность


Зачем нужны границы в отношениях с детьми?


Световозвращающие элементы на детской одежде


Как победить свой возраст? Восемь уникальных способов, которые помогут достичь долголетия


Как слышать голос Бога


Классификация ожирения по ИМТ (ВОЗ)


Глава 3. Завет мужчины с женщиной


Оси и плоскости тела человека


Оси и плоскости тела человека - Тело человека состоит из определенных топографических частей и участков, в которых расположены органы, мышцы, сосуды, нервы и т.д.


Отёска стен и прирубка косяков Отёска стен и прирубка косяков - Когда на доме не достаёт окон и дверей, красивое высокое крыльцо ещё только в воображении, приходится подниматься с улицы в дом по трапу.


Дифференциальные уравнения второго порядка (модель рынка с прогнозируемыми ценами) Дифференциальные уравнения второго порядка (модель рынка с прогнозируемыми ценами) - В простых моделях рынка спрос и предложение обычно полагают зависящими только от текущей цены на товар.

Фундамент и окладной венец





 

«Кто сваи колачивал,

тот и песню знает»

 

При разметке фундамента принято ориентироваться по сторонам света. Летнюю избу чаще всего располагают окнами на юго-восток, зимовку на северо-запад. Северная сторона дома почти глухая. На южной стене планируют поместить ворота хозяйственного двора, поставить парадное крыльцо дома. Много окон. Огород или сад тоже с южной стороны. Таким образом, дом защищал землю от северного ветра и не бросал тень на участок. «Непряхой» называли дом, расположенный жилым фасадом на север. А порядок группы таких домов в деревне называли кое-где «вшивым».

 

Вначале делают разметку основания сруба. Определяют и отмечают размеры на местности: длину и ширину. Длинной верёвкой проверяют равенство диагоналей отмеченного прямоугольника, чтобы углы дома были прямыми. В эти места вбивают деревянные колышки. По необходимости их перебивают, перепроверив размеры. Места промежуточных опор определить легко, имея мерку-рейку, «стреляя» глазом вдоль осей стен. Основанием дома может быть почти незаметный фундамент из плоских гранитных камней. Спланировав для них место, камни укладывают горизонтально, с тем чтобы брёвна окладного венца не скатывались вниз (окладной — первый венец сруба, заклад). Планировка территории вокруг дома не делается, ибо пока не известно, как поведут себя в дальнейшем грунтовые воды. Если решили ставить большой дом, а склон крутой, то по мере повышения профиля земли брёвна подтёсывают, в то время как верхние берутся более длинные, чем предыдущие. Свободные концы нижних брёвен иногда опирают на деревянные стулья, полностью врытые в землю, или же брёвна крепят внутри поперечными переводами-балками, соединяя их для жёсткости в «ласточкин хвост». Стены подклетов (подвалов) служат как бы деревянным фундаментом. Клеть — полный один венец из брёвен или брусьев прямоугольной формы, или проще клетка. Клетью принято так же называть небольшое рубленое помещение для хранения хозяйственного инвентаря под общей крышей дома, в котором, как писалось выше, отдельных помещений может быть более двадцати.

 

В некоторых местах строили «избушки на курьих ножках», их ставили на «курицах» или пнях. Возраст одной из древнейших изб такого рода в деревне Стрельниково Костромской области — более двух столетий. Использовался естественный пень дерева. связанный с землёй выступающими на поверхность корнями. Так вот и родился сказочный образ избушки на курьих ножках. Отгадка же загадки: «Курица на курице. а хохол на улице» напрашивается сама по себе — изба.

 

Ближе к средней полосе, на равнинах, где возможно грунт не такой плотный и где отсутствуют подходящие камни, дома ставили на деревянные «стулья». Это короткие толстые столбики. Чем больше площадь опирания, тем надёжней для дома. Поверхность их обжигают, в таком случае она дольше не гниёт. Нижняя часть столба зарывается в землю на один — полтора метра. Всего могло быть восемь — двенадцать стульев, промежуток в два метра между ними достаточен. Для разметки пользуются плотницким уровнем. Его устанавливают на ребро ровной длинной доски, один конец которой держат на стуле подходящей высоты — репере (современный геодезический термин — отметка уровня, относительно которой делают всё остальное), другой конец поочерёдно подносят к остальным стульям, отмечают, посматривая каждый раз на уровень. Затем их опиливают, а далее выделывают сверху шипы одного размера, примерно 7x7x7 см.


Если нужда заставляла ставить дом в болотистом месте, там вколачивали в грунт деревянные сваи. Нижний конец их затёсывали на три грани. Забивают их вдвоём деревянной «бабой» (толстой деревянной чуркой с двумя ручками), пока не появится отдача. Если свая не идёт строго вертикально, особенно не беспокоятся, — лишь бы на неё попадало бревно стены. Глубина погружения может быть разной, метр и более. Это очень тяжёлая работа. Без песни никак не обходятся. Удобно к этому случаю вспомнить украинскую поговорку: «Спивает песню тот, кто знает, а кто не знает, не спивает». Сваи, так же как и стулья, опиливают на одном уровне, наверху выделывают шипы.

 

Поморы, расселившиеся в своё время по берегам северных рек, изобилующих рыбой, вынуждены были укреплять берега вкупе с основаниями домов специальными подпорными стенками-обрубами, чтобы уберечь их от кропотливой разрушительной работы больших морских приливов и отливов. Это поднимающиеся от земли или со дна реки срубы с прозорами меж брёвнами и такими же днищами, заваленные для устойчивости тяжёлыми камнями и грунтом, сверху покрытые деревянными широкими мостовыми из толстых плах. Подпорные стенки бывают большой протяжённости, иногда во всю деревню, и подходят к самым домам. Часто прямо на этом покрытии у дома стоит рыбный амбар или хозяйская клеть. Как же хорошо чувствуешь себя на такой улице, буквально политой потом мастеров! Всё вытесано, выскоблено, подогнано вручную, на каждом квадратном сантиметре запёчатлён пристальный взгляд хозяина.

 

В иных местах берега рек укрепляли шпунтовым свайным рядом из толстых брёвен, и тогда без опаски строили дома недалеко от воды. Таким оригинальным сооружением можно полюбоваться в Холмогорах.

 

В районе Архангельска и севернее попадаются дома с необычно укреплёнными основаниями. Это невысокий ряж — сруб из двух венцов вокруг дома, больше последнего по площади (ряж — опора, основание под сооружением, срубленное из брёвен в виде клети). Промежуток между ним и стеной заваливается камнями и засыпается песком.

 

Вокруг дома устраивают и простые песчаные отмостки. Для этого делают дощатые ограждения высотой в одну—две доски. Укрепляют их деревянными колышками на расстоянии, не позволяющем им прогибаться. Песчаная изоляция утепляет дом снизу, талая и дождевая вода не попадает на нижние венцы, не брызгает на стены.

 

В народе говорят: «Если хочешь запастись дровами — начинай строительство», поскольку в большом хозяйстве постоянно что-то стоит в очереди на ремонт или строительство, а от плотничных работ минимум 15-ть процентов отходов дровяных.

 

Брёвна окладного венца бывают по диаметру больше всех остальных в срубе. Окорёнными их поочерёдно поднимают на высокие камни и обжигают на медленном огне. Опорами вместо камней может служить всё, что угодно. Под брёвнами устраивают кострище. На разведённом для обжига огне заодно сжигают весь мусор, оставшийся после окорки леса. Когда обжигаемая часть бревна покрывается чернотой, поверхность уплотняется, становится глянцевой, его поворачивают воткнутыми в торцы топорами, подставляя другую часть поверхности под огонь. Такая обработка консервирует древесину и предохраняет нижние венцы от воздействия неблагоприятных природных факторов, от преждевременного разрушения.

 

Начиная ладить избу, под бревно в переднем углу кладут такие символические предметы как: монету для богатства, ладан для святости, овечью шерсть для тепла. И это делали не только суеверные люди. Причём у богатых закладным был золотой рубль или червонец, у середняка — серебряный рубль, бедные люди закладывали любую деньгу. Эта традиция была распространена по всей православной Руси. И вариаций было множество. На Пинеге, например, под каждый угол бросали монету и крыло рябчика…

 

Годовые кольца деревьев с северной стороны плотнее, ближе друг к другу, поэтому брёвна в срубе кладут именно этой стороной на улицу. Нужную сторону можно определить, посмотрев на рисунок спила или на поверхность бревна. Сторона, где меньше сучков, — северная, где всегда тень и холодный ветер. Особенно это заметно на деревьях, стоящих на краю леса, около полей, полян, около открытых мест. Ярко это выражено у сосен, похожих на большие флаги с трепещущими на ветру полотнищами. Поверхность таких деревьев имеет дополнительную прочность.

 

По воспоминаниям моего отца, в пору его детства в жаркие летние дни он с опаской бывало смотрел на брёвна южной стены дома. Сбоку были видны поднимающиеся от них кверху жадные маслянистые струи-языки горячего воздуха, которые оплавляли и обугливали поверхность брёвен. Ему казалось, что дом вот-вот вспыхнет. А зимою, когда стояли страшные морозы, от треска деревьев в лесу и брёвен в срубе, хруста льда на реке становилось жутко. Тогда в природе ещё не было путаницы: на христианский праздник Покрова Богородицы землю действительно покрывал снег, на Аграфёну-купальницу, что за день до Ивана Купала (рождество Иоана Крестителя), начинали купаться в тёплой воде и стар и мал и т. д.

 

Обычную рубку стен точнее надо называть рубкой углов «в чашу». Последовательность операций при рубке в чашу следующая: на камни основания кладутся два первых параллельных бревна (кстати, не забывают подложить бересту для изоляции, там, где её нет, подкладывают ягель). Это брёвна противоположных стен. При этом имеют ввиду, что до самого верха стен в углы сруба кладутся поочерёдно вершина к вершине, комель к комлю (комель — самая толстая часть дерева у его основания, противоположная вершине). Таким действием соблюдается условная горизонтальность венцов постройки и вертикальность углов. И поэтому ещё выгодно использовать при рубке деревянных домов сосну, так как её ствол ровный и не такой сбежистый как у ели.


На концах брёвен, на расстоянии чуть больше диаметра от торцов, вырубают чаши. Самый большой размер наверху и равняется он диаметру конца бревна. Профиль выруба напоминает чашу. Отсюда и название. Она своими размерами и очертаниями в точности повторяет форму половины сечения укладываемого бревна в этом месте. Чаши готовы. Замыкают периметр, укладывая в них приготовленные брёвна. Важно, чтобы первый венец был заложен ровно. Углы должны быть прямые. Для этого устраивают проверку. Концы пенькового шнура прикладывают к центрам пересечения брёвен противолежащих углов — так называемым сытям (сыть — соитие — сходиться). Диагонали сравнивают меж собой. Если есть какое-то несовпадение, вагой (толстой палкой), как рычагом, угол пододвигается в необходимом направлении. Поправляют углы по мере необходимости, до полного равенства диагоналей. Это положение иногда фиксируют несколькими колышками по обе стороны от брёвен. Когда фундамент свайный или стульчатый с шипами на концах, то в соответствующих местах на окладных брёвнах под них выдалбливают гнёзда и усиливают это крепление скобами.

 

В углах остаются выпуски брёвен («перепуски» — по-старому), торчащие с внешней стороны. Благодаря им в доме бывает теплее, ведь древесина в продольном направлении промерзает быстрее и глубже, чем в поперечном.

 

Первый удар по бревну наносит будущий хозяин. Отрубив щепку, он положит её в карман и будет хранить до окончания строительства. Так бывает на Пинеге. В других местах смотрят: полетит первая щепка внутрь сруба, значит, всякая прибыль будет приходить, а не уходить из дома. В иных «все щепки, полученные при рубке первого венца, нужно собрать в середину, чтобы происходящее извне было в доме известно, но чтобы не известно было на улице то, что делается дома».

 

Окладной венец готов. «Лиха беда — начало!» Это праздник с трапезой для всех домочадцев. С окладным поздравляют соседи, особенно если это новое строительство. «Доброе начало — половина дела!»

 

«В этот день плотники кладут только один венец — «окладное». Его не бьют обухом топора, в него не вонзают топора, во время винного угощения плотники приговаривают: «Хозяевам доброе здоровье, а дому доле стоять, пока не сгниёт». На ритуальное угощение приглашают Ивана да Марью — по мотиву связи венцов (Малороссия). Если приглашены мастера со стороны, от хозяев к ним особое почтение. Всё по традиции. Уважительное обращение с поклоном, да и по имени отчеству. Работа с брёвнами не из лёгких, поэтому в порядке особого исключения даже в Великий Пост плотникам подавали скоромную пищу: мясную и молочную. Традиции блюли строго, этого у народа не отнять, и не один десяток лет, а столетиями! Иногда в пост мамка пожалеет сынка и пока не видят ни дед, ни отец, упаси Бог, впопыхах сунет ему в своём куту у печи крынку с молоком — «пей быстрей, сердешный!»

 

В сказках плотники соревнуются с чёртом и всегда выходят победителями. Работодатели знали: «По пище и топор свищет» и платили вовремя по уговору. «Уговор дороже денег». А то плотники обидятся, наведут сраму, слёз не оберёшься. Могут оставить меж пазами во мху щепочки, мешающие плотной осадке. В этих местах будет продувать и обязательно промерзать. Иногда между концами брёвен в пазу кладут камни, тогда плотно не проконопатить. В этом случае и натопленные печи не помогают. Считалось, что плотники имеют тайные способности, знания, связи с «нечеловеческой природой», лесом и т. п. Чем выше мастерство, тем сильнее и способности скрытые: «Особенно дурной славой пользуются те из плотников, которые известны своим искусством, вроде костромских галичан, знаменитых издревле владимирских «аргунов», вологодских, вохомских. Они могли сделать так, что в доме «поселяется нечистая сила». В XIX веке встречались незаселёные дома не только в деревнях, но и в Петербурге… Подслушали бабы, как владимирские плотники, достраивая хату, приговаривали: «Дому не стоять, дому не житьё, кто поживёт, тот ж помрёт», подсмотрели, что брёвна они тесали не вдоль, а поперёк, а потом напустили червей»…

 

Много подобного материала собрано учёным-этнографом А.К. Байбуриным. Однако стоит заметить, что большинство суеверных традиций принадлежало народам Малороссии, Карелии. Это отмечает в своих записках, которые вёл во время многочисленных жутешествий, известный многим писатель и замечательный знаток жизни и быта многих зародов России прошлого века Сергей Васильевич Максимов. На фоне этих народов северяне, особенно поморы, отличались подчёркнутым благородством натуры. Для них человеческая честь была превыше всего. За хлеб насущный для своей семьи многие платили морю собственной жизнью. Им было не до суеверных представлений. Об этом же узнаёшь и из книг архангелогородца Бориса Викторовича Шергина.

 

Рубка стен «в чашу»

 

«Изба красна углами,

обед — пирогами»

 

Окладной венец на доме готов. Праздник прошёл. Теперь можно спокойно работать дальше. У кого-то из сибиряков было принято «при заложении хижины, когда положатся подвалины (окладное), хозяин по всем углам на ночь кладёт по куску хлеба; ежели на другой день хлеба в каком-нибудь углу не оказалось, место считается несчастным, и тогда подвалины перемещаются». По этому поводу вспоминается поговорка: «Кто однажды обжёгся на чае, дует на молоко». Народы, утратившие свою исконную землю по каким-либо причинам, подсознательно могут сомневаться в выборе нового места.

 

Рубка стен «в чашу» — один из самых древних видов рубки домов.

 

Так рубили дома большинство плотников в конце XIX и начале XX веков. Этот вид рубки практичен. Так как в этом случае остаются выпуски брёвен в углах сруба, в доме бывает тепло даже в самые суровые северные морозы.

 

И так, на расстоянии от торцов чуть больше диаметра укладываемых брёвен, готовятся чаши на брёвнах уложенных последними. Они лежат наполовину выше двух первых.

 

Чаша вырубается так, чтобы линия дна совпадала с верхней кромкой нижнего бревна. Для удобства некоторые плотники в начале делают запил по оси стены, то есть по центру чаши, на обозначенную глубину, а затем вырубают её.

 

На венцы выше окладного идут окорённые и выдержанные прямослойные брёвна из кондовой сосны (кондовая — плотная, мелкослойная древесина, очень прочная), выросшей на высоких песчаных почвах. Когда попадаются кривые, их кладут горбом вверх. Укладывают два бревна второго венца в подготовленные чаши. Крепят скобами с обоих концов к нижним брёвнам, расположенным перпендикулярно, для удобства разметки. С торца определяют ширину жёлоба, которым верхнее бревно будет ложиться на нижнее в срубе. На упоминавшемся уже ранее инструменте «черта» устанавливают выбранную ширину. Проводят вдоль брёвен условной серединой черты по линии их соприкосновения — остаются две параллельные царапины на нижнем и верхнем брёвнах. Так же делают царапины с внутренней стороны сруба. Верхняя повторяет профиль нижнего бревна. Эти линии при окончательной укладке совместятся.

 

Снимают крепление. Переворачивают бревно отмеченными участками (царапинами) вверх. Достают — «вываливают» брёвна из чаш. Опять крепят надёжно скобами, но так, чтобы можно было потом их вытащить.

 

Сверху видно две царапины во всю длину брёвен. Участок между царапинами и нужно выбрать (вытесать) точно, ни больше ни меньше, — чтобы получился жёлоб. Кривизна жёлоба должна повторять дугу поверхности нижнего бревна.

 

Плотник делает диагональные насечки по всей длине или на отдельном участке. Конец лезвия топора (носок) при ударе по центру отмеченного участка погружается на глубину предполагаемого жёлоба. А серединой своей лезвие чуть не касается черты со стороны плотника. Некоторые предпочитают использовать пятку (или бородку — другой острый угол лезвия).

 

Такие же диагональные зарубы делают и на второй половине отмеченного участка бревна с другой стороны. После этого зарубленный участок выбирается. При ударах лезвие направляется уже почти вдоль черты, то есть вдоль волокон. Работает только носок лезвия топора, так точнее наносится удар. Делается всего два движения: врубил — выковырнул, врубил — выковырнул.

 

Когда середина выбрана, поверхность жёлоба подчищают. Ширина его обычно 10–15 сантиметров.

 

Затем подготавливаются окончательно сами чаши. В них делают углубления по обе стороны от верхней кромки дуги нижнего бревна до уровня, отмеченного чертой снаружи и внутри.

 

Укладывают брёвна на свои места. Смотрят, точно ли подогнано каждое бревно. В Архангельске некоторые мастера умудряются подгонять брёвна абсолютно точно. «Комар носа не подточит», — говорят о таком способе «садить на головешку». Поверхность бревна, на которое будут укладывать следующее, пачкается обугленным куском дерева — головешкой. Затем к нему прикладывают верхнее бревно с готовым жёлобом, и сразу же снимают. После чего переворачивают жёлобом вверх и смотрят, есть ли выпачканные места — недорубы. Их стёсывают. Так же поступают хорошие хозяева при более точной подгонке брёвен. В таком случае дом будет теплее.

 

При тёске бревно немного поворачивают набок, а не держат его «строго к небу». При разметке под вершину приходится подкладывать небольшой клинышек (или доску), чтобы более или менее уравнять разницу толщин вершины и комля.

 

В верхней части дуги между жёлобом укладываемого и дугой поверхности нижнего бревна может быть небольшой зазор — 0,5 сантиметра, место для утеплителя — пакли или мха. Строящий себе дом мастеровой пазит брёвна дважды, жёлоб получается шире, соответственно и средняя толщина стен также.

 

Установив на место подогнанное бревно топором делают вертикальные метины, так одновременно оставляются следы на нижнем и верхнем брёвнах. В этих местах будут располагаться гнёзда под коксы. На длине стены — две — три метины. Брёвна вываливают из чаш, переворачивают на 180 градусов. Закрепляют скобами; в местах напротив метин в жёлобе и под ним (в нижнем бревне) долбятся гнёзда с помощью долота и киянки — деревянного молотка. Размеры гнёзд примерно 7x22x5 см. В готовые гнёзда нижнего бревна забивают коксы. Коксы выполняют функцию больших деревянных гвоздей, имеют форму прямоугольных продолговатых брусков под размер гнёзд с небольшим утолщением в середине. Они сплачивают брёвна между собой, придают прочность вертикальной поверхности стен. Особенно их необходимо ставить на участках стен оконных простенков.

 

Затем укладывают мох. Если день ветренный, мох притюкивают топором вдоль волокон, чтобы не сдувало. При ударе лезвие погружается в бревно, одновременно цепляя за собой часть укладываемого мха, за которую держится соседняя масса. Мох предпочтительней пакли, используемой в последнее время чаще прежнего, — он долговечней и пахнет ладаном, долгие годы облагораживая воздух помещений. Смолистый и едкий дух пакли не всем бывает приятен, у иных от неё болит голова.


«Вздымают» мох — заготавливают — заранее. Обычно спустя какое-то время после таяния снегов, в сухую погоду. Не всякий мох идёт на строительство. К примеру, белый мошок, растущий на возвышениях — рёлках, свободных, сухих местах, крошится. В голодные времена его долго толкли, перетирали до порошка, добавляли в ячменную муку и пекли хлеба. Из двух рыжих мхов используют тот, что покороче, он растёт недалеко от низины, когда дерёшь его, иногда выступает вода под ногами. Другой — грубый и жёсткий — не используют, он длиннее и растёт на кочках, называется клоповником. Не заготавливают и длинную зелёную дерюгу — из этого мха в основном изготавливали погребальные венки.

 

В низинах, заросших лужах среди полей растёт лывный мох (лыва — лужа) — самый подходящий для строительства. Кулиги, открытые вязкие места с кислой водой, долго не застывают зимой.

 

Выбирают местечко посуше и там разбивают небольшое основание для зарода (куча продолговатой формы с деревянным каркасом внутри, куда сложено для просушки сено, сжатые хлеба и прочие злаки, в нашем случае мох), кладут несколько подметин — жердей, втыкают в землю вертикально острови (небольшие сосенки с обрубленными на расстоянии 10–15 сантиметров от ствола сучками). Дёргают мох и укладывают его в зарод. С боков ставят подпорки. В отличие от сенных, зароды для сушки мха устраивают совсем небольшие. Размер его для сруба средней величины может быть 60–70 см шириной, два метра длиной и три — высотой.

 

На ветру мох просыхает быстро, через неделю-две его можно использовать на стройке. Кто-то сушит его на ветру, раскладывая на досках под навесом. Следят, чтобы мох не пересыхал, так как пересохший может крошиться. При укладке его на место проверяют — не попали ли в него небольшие шишки, комки или щепки, чтобы бревно плотно ложилось на своё место. Укладывают верхнее бревно гнёздами на соответствующие торчащие коксы. Когда всё встало на свои места, по бревну стучат большим деревянным молотом. Его ласково называют «барсиком». Длина ручки чуть больше метра, на конце насажена полуметровая чурка. Стучат осторожно, чтобы бревно осаживалось равномерно. Важно не сломать коксы. Ударяют над коксами то по одному концу бревна, то по другому. Швы же конопатят окончательно, когда сложена печь, важно успеть к зиме. Конопатку делают в форме маленькой лопатки из того же дерева, которое укладывают в стены. Особые требования к ней не предьявляются. Когда её рабочий конец притупляется, его тут же подтёсывают и продолжают работать. Если конопатка из более прочного материала, чем в стенах, то она, соскакивая, будет повреждать поверхность брёвен, оставляя вмятины и задиры.

 

Следующие брёвна поднимают на стены, точнее, накатывают по наклонным брёвнам-слегам с помощью верёвок. Если сруб рубят предварительно в стороне, то предпочитают его разделить на две стопы по высоте. Первую стопу замыкают на середине оконных проёмов сквозными брёвнами. Только после монтажа на месте выпиливают в них участки под оконные проёмы. С таких же сквозных-проходных брёвен начинают и вторую стопу. В таком случае не обязательно городить леса. Сейчас нередко в деревнях можно видеть жёлтые парные стопы срубов, а рядом аккуратно сложенные побочные материалы. Когда мастера уходят с работы на отдых, приготовленные чаши открытыми не оставляют, всё, что может намокнуть, убирают под навес или прикрывают.


На рубке удобней работать парами. На каждом углу по человеку. Бревно подгоняют вдвоём, но жёлоб чаще выбирает кто-то один. Другие в это время могут готовить к подьёму следующие брёвна, тесать коксы и прочее. Человек со смекалкой и опытом работу всегда находит, начинающие же часто стоят в раздумьи или завороженно наблюдают за умелыми действиями мастера. Пара настоящих плотников раньше вырубала по пять-шесть венцов за день. Известное дело: «Кто ладно строит, тот дорого стоит!» Однако на иных домах одних вздымщиков требовалось человек по двадцать. Подымали избу всем миром: сыновья, родственники, друзья, соседи.

 

Так, в деревне Новгородская Тарногского района Вологодской области до сих пор стоят дома из брёвен диаметром шестьдесят сантиметров. Тут не обойтись и без специальных подъёмных приспособлений. Непременно вспомнят и поговорку: «Криком изба не рубится, шумом дело не спорится».

 

Здесь не помешает вспомнить небольшую историю, происшедшую уже в наши дни. Несколько лет назад мы с другом, имея большой опыт совместной работы по реставрации памятников архитектуры, начали «лечить» деревянный дом С. Есенина в Москве. Зная до тонкости это дело, с лёгкостью за несколько дней сменили весь угол двухэтажного дома вдвоём. Архитекторы, авторы проекта реставрации дома, расчитывали, вероятно, вести реставрацию обьекта, как это было принято у них, годами. И когда они появились на объекте через неделю, то уже от ворот начали выражать бурный протест против темпов реставрации: «Это невозможно! Так нельзя! Этак мы в следующий раз придём, а вы всё сделаете». И это означало, что мы своей скоростью отнимаем у них дармовой хлеб, долгосрочный источник финансирования. Заставили нас разобрать несколько верхних венцов, чтобы убедиться, все ли требования были соблюдены. Старые мастера обязательно бы устроили таким горе-специалистам «кикимору». Но о кикиморе позже. Мастер, приставленный следить за работами, через некоторое время, когда мы познакомились поближе, удивлялся: «К-к это у вас получается? Вы не ругаетесь меж собой, матом не кроете друг друга почём зря, как это сегодня принято на стройках, а дело двигается так быстро?!»

 

До перекрытия в стенах с двух сторон устраиваются вентиляционные отверстия — ветрянки. Это продольные оконца, образуемые вырубами в двух соседних по высоте брёвнах. На зиму их закрывают. Затыкают куделей (чёсаный лён) с кострицей, оставшимися после мялки волокнами. Открывают по весне как можно раньше, когда становится тепло, чтобы проветривать нижнюю часть сруба под полом. От этого древесина значительно дольше сохраняется в хорошем состоянии. Не знаю, что означал этот обряд, но зимой, в чистый четверг, варили кисель, берегли его до воскресенья. Тогда открывали подпол, ставили кисель на подпольное окно, открыв его, и заклинали мороз. Не так давно к нам пришел иной способ возведения стен деревянных домов, скопированный с западного. Это строительство из кантованного леса. Кантованные — это оскобленные под один диаметр брёвна. Поэтому все соединения — угловые, желоба и прочие — выполняются по шаблону. Все одного размера. В условиях конвейера это выгодно в экономическом отношении для строящей организации. На какой-то оборудованной площадке или в цехе можно заготавливать бесконечное количество брёвен, меняя только их длину в зависимости от планировочных решений строящихся домов. На месте же стройки из одинаковых, как кирпичики, брёвен без особой сложности можно выкладывать стены. Это более лёгкий способ в отличие от того, когда приходится причерчивать каждое бревно. Но для мастера последнее не составляет большого труда. Причерчивая каждое бревно, он оставляет печать сердечного тщания на всех конструкциях. Кроме того, некантованный лес можно назвать неослабленным лесом, он стоит значительно дольше, и в эстетическом отношении и по теплопроводности кантованный лес — оскобленный, уменьшенный в диаметре — уступает цельному бревну. Поэтому издревле в народе предпочитали строить неспешно, надёжно и красиво. Вспоминая при случае, что «плотник топором думает», приговаривали: «Не будь тороплив, будь памятлив».


Виды рубок стен

 

«Хороша вера у дела»

 

На Руси знание никогда не держали в секрете, передавали всем желающим. Стремление знать, уметь поощрялось всемерно: «есть терпенье — будет и уменье», «лишнее ремесло за плечами не виснет», «за кончик зацепился, до дела дошёл». Молодые люди знали «за неуменье по головке не гладят». Передавая опыт — родители детям, старшие младшим, мастер ученику-подмастерью, — на протяжении десятилетий, а у нации на протяжении столетий культивировали чувство глубокого уважения к старшим и благодарность за передаваемые знания и навыки Было принято считать — «молодой работает, старый ум даёт». И сколько мудрости в наставлениях: «за дело побьют — повинись, да ниже поклонись», «ешь, что поставят, делай, что заставят».

 

Если эти слова западали в душу вовремя, для человека на всю жизнь единственным оправданием и целью его существования становилось творчество и мастерство. А уж стол-то у работящего и свободного мастерового завсегда накрыт скатертью, и бывает чем угостить доброго гостя.

 

Кроме описанного в предыдущей главе способа рубки стен «в чашу», на Руси практиковали еще множество других видов рубок. И все они применялись в соответствии с типом постройки и уровнем мастерства плотников.

       
   

Один из самых простых способов соединения брёвен — это рубка «в охряпку». Здесь тоже, как и при рубке «в чашу», оставляют перепуски — остатки с внешней стороны углов Отступая от торцов на нижнем бревне, делают два прямоугольных углубления-вырубки глубиной чуть меньше четверти диаметра и шириной под размер такой же вырубки в бревне укладываемом сверху. Кладут верхнее бревно на подготовленное место. Проверяют, как совпали вырубки сверху и снизу. Определяют размер жёлоба. Чертой обозначают его границы Сразу можно отметить и места расположения коксов. Насколько опустится бревно после вырубки желоба, настолько надо углубить вырубки, откорректировав ширину их в этом положении Этими вырубками каждое бревно прочно держится за соседнее — верхнее и нижнее Углы получаются прочными. Однако из-за недостаточной герметичности такого соединения его использовали обычно при возведении сараев и простейших построек. Часто в охряпку соединяют окладные венцы домов, так как к ним не предьявляются особые требования по герметичности При этой рубке также прокладывают мох меж брёвен и крепят брёвна в простенках меж собой коксами. Последовательность и набор операций для всех видов рубок примерно одинаковые.

 

Другой способ — рубка «в лапу», появился в 16 веке. Его начали применять видимо, из-за возросших эстетических вкусов власть имущих людей. В это примерно время государь Алексей Михайлович строил с помощью вологодских плотников теремной дворец в Коломенском под Москвой. Простоял он почти два столетия. Разобран был из-за ветхости, так как было решено, что мастеров такого уровня для реставрации не найти Макет реконструированного чудо-дворца из дерева можно посмотреть в Москве, в музее «Коломенское».

 

       
   

Эта рубка предусматривает чистый угол без остатка. Он значительно холоднее. Несмотря на это, в городах к концу 19 — началу 20 века соединение «в лапу» получило широкое распространение. (Государь, однако, мог себе позволить печей побольше поставить, да и дров в хоромах не жалели). Справочники того времени по строительству жилья рекомендуют углы изнутри в таких домах утеплять войлоком, а уж по верху набивать дрань и штукатурить вместе со всей поверхностью стен. Такой изыск был перенят и в иных поморских деревнях поблизости от Архангельска. Хозяева таких домов имели постоянные связи с иностранцами, да и сами по обыкновению бывали в заморских странах, видывали много диковинного на стороне. В большой когда-то деревне Конецдворье, что в устье Двины, до сих пор есть хорошо сохранившиеся дома, рубленые «в лапу» и оштукатуренные внутри, с богатой лепниной потолков — барельефами, галтелями и розетками. Но для большей части северных регионов такой тип всё же не характерен.

 

Углы сруба зашивают накладными досками, чтоб закрыть доступ ветра и влаги в капилляры брёвен. Для строительства дома этим способом чаще используются двухкантные брусья. Жёлоб выбирают в верхнем бревне.

 

Рубка «в косую лапу» требует самой высокой квалификации от мастера. Все плоскости соединения ровные. Однако, нижняя и верхняя плоскости чередуют угол наклона. Благодаря этому каждое бревно сцеплено с соседними — верхним и нижним так, что они не позволяют ему вывернуться наружу. Для увеличения прочности соединения на верхней плоскости нижнего бревна оставляется небольшой шип, а на нижней плоскости верхнего выдалбливается такого же размера гнездо. Причём шип всегда располагают у внутреннего угла сруба. Такое соединение называют «лапа с присеком». В домах лучше делать лапу с присеком, а в колодезных и шахтовых срубах шип не делают, потому что земля сдавливает брёвна снаружи и не даёт расходиться венцам.

       
   

Для выделки лапы, в зависимости от среднего диаметра брёвен, определяют подходящий размер соединения. С боков бревна на конце делают вертикальные затёсы, чуть больше по длине, чем соединение. На торце в середине намечают квадрат, делят боковые стороны на восемь частей, прочерчивают горизонтали из его вершин. Боковые стороны квадрата переносят дальше — на толщину соединения. Тоже разбивают на восемь частей и соединяют определённые точки. Сверху и снизу делают вертикальные запилы. Срубают запиленные участки, но не до конца. Оставляют, на глаз, некую толщину сверху и снизу, достаточную для того, чтобы разметить жёлоб, ничего не подкладывая в углы. На рисунке изображён шаблон, который может ускорить разметку лапы. Большое терпение нужно, чтоб обучиться такому способу, но здесь помогает свой интерес и искусные действия старшего. Он-то и подскажет: «Наскоро делать — переделывать».

 

Название соединения рубка «в прямую лапу» говорит само за себя. Оно напоминает рубку «в охряпку», но без перепусков. Рубка «в охлоп» почти полностью напоминает по технологии угол «в чашу» или «в обло». Единственное различие — чаша выбирается в верхнем бревне. Вначале такой глубины, чтобы дрёвна только соприкоснулись друг с другом — верхнее подгоняемое и нижнее уже установленное. Затем отмечается чертой граница жёлоба. Насколько бревно должно сесть после его вырубки, настолько и придётся дорубить чашу. Эта рубка называется так потому, что верхнее бревно с чашей прихлопывает нижнее. Когда всё хорошо подогнано, то бревно при установке на место издаёт звук: «Хлоп!» Однако такая работа требует навыка. Скорее всего, это самое практичное соединение, поскольку из-за положения чаши влага туда не попадает и бревно дольше сохраняется. Соединение «в охлоп» используют при рубке домов, амбаров и бань.

 

Соединение «в крюк» считается лучшим в отношении прочности и тепла. Оно выполняется с остатком. Формы его заимствованы от рубки «в охлоп» и от рубки «в чашу». Половина чаши здесь выбирается в нижнем бревне (запиливается по оси и вырубается топором) и внешняя половина — в верхнем, здесь надо помогать долотом или стамеской. В нём же делается и жёлоб. Это соединение оригинально, в наши дни встречается крайне редко, хотя повозиться с ним одно удовольствие и честь для умельца.

       
   

Описанное здесь соединение не надо путать с другой рубкой стен «в крюк». Это различие видно из описания В.А. Гречухина в книжице «По реке Сить». «…Жильё рубили «в простую чашу». Имелись как бы два подвида этого способа. За малые деньги рубили дом «по старине». Тёсаные брёвна перед самим углом оставлялись круглыми, с постепенным переходом от плоскости к округлому. Велика пластическая выразительность такого интерьера!

 

Тем, кто богаче, рубили уже «в крюк», когда брёвна снутра тесали до самого угла, и углы получались гладкими, как в городском кирпичном доме. Рубка «в крюк» трудна и не ходка, но зато сруб плотный и внутри дом чуть ли не господский».

 

 
 

При рубке дома «в иглу» соединения в углах чередуются. С одной стороны конец укладываемого бревна (верхний) соединяется с нижним «простой чашей» с остатком, а с другой вставляется впритык в вертикальный паз, сделанный сбоку бревна, укладываемого перпендикулярно этому. Этот конец надо лишь затесать под размер паза. Жёлоб выбирают в верхнем бревне. Брёвна меж собой обязательно крепят коксами. Способ хорош тем, что на сруб можно использовать лес покороче, но прочность его уступает уже описанным видам. Видимо, поэтому он вышел из употребления.


Рубка «в погон» особа. Затёсанные концы одного бревна, что покороче, вставляются в пазы длинных брёвен соседних стен. На следующем венце угловые соединения должны быть перевязаны, то есть на короткие брёвна лягут длинные и наоборот. Кроме того, что в углы при всех видах рубок поочерёдно помещают комель к комлю и вершину к вершине для соблюдения условной горизонтальности венцов и вертикальности углов, стремятся перевязывать и чередовать парные соединения.

 

При рубке «в погон» вертикальная прочность стен обеспечивается коксами, на ярославщине их называли шканьями. Это уже знакомые нам прямоугольные деревянные гвозди без шляпок. Этот вид рубки использовался мастерами плотничного дела, известными этим отхожим промыслом, сицкарями при ведении строительства в Тверской губернии. Из всех способов считается самым экономичным, но самым недолговечным и менее прочным.

 

«В забир», или «в столб», «в стойку» возводят хозяйственные постройки или наращивают стены сеней, дворовых построек, расположенных под общей крышей. В землю вкапывают опорные столбы, четыре по углам. Если сооружение большой длины, то количество столбов увеличивают. Концы изолируют известными способами: обрабатывают варом, обжигают или обкладывают изоляционным материалом. Промежутки между ними заполняют брёвнами, образующими стены. Их располагают горизонтально. Все брёвна в промежутке одной длины. С обоих концов на них вырубают вертикальные шипы. Они входят в пазы, выбранные в столбах по всей длине над землёй. Желоба выбирают в каждом верхнем бревне, прокладывают мох.

 

На Севере деревянные столбы заменяли на каменные большого сечения и вставляли в пазы брёвна целиком. Так строили большие скотные дворы и складские помещения.

       
   

Существует ещё несколько видов рубок. Например, незатейливая — «в угол», когда остаются промежутки между брёвнами. В углах каждое верхнее бревно уложено в простую чашу нижнего. Его используют при рубке ряжей в мостовых сооружениях, дамбах; в Мезени таким образом рубят основания под амбары или бани.

 

«В перевязку», «в шип» и «в полдерева» — соединения из бруса, но я не рекомендую строить дома из бруса. Лес в наше время и без того основательно ослаблен химией, даже если он растёт далеко от промышленных предприятий. Сама атмосфера изменила структуру древесины. Древесина стала рыхлой как губка, открытыми порами легко вбирает в себя воду. Поэтому цельное бревно предпочтительней.

 

Есть явно заимствованные на Западе соединения. Вот одно из них — гранёный угол мезенского изыска… Так, что всё очень премудро: «Дом построить — не шапку на голову надеть!»

 

Возведение стен

 

«Каков строитель, такова и обитель»

 

«Дело не малина — в лето не опадёт», — надо двигаться дальше. Во время возведения сруба уровень нижнего перекрытия определяется по месту. Бывает, и после второго венца кладут три или четыре переводины-балки, по-современному (они же переводы, или меть), для мощения на них наката чёрного или чистого пола. В избе-зимовке балки чаще врубают между четвёртым или пятым венцами, чтобы согнувшись можно было пройти под полом. В «переду» — летней избе уровень их зависит от уклона площадки, где строится дом, или от желания хозяина сделать подклеты выше или ниже — в них хранили сено, тут могла быть вырыта яма для хранения овощей и пр.

 
 

На балки используют ель, так как её прочность на изгиб выше, чем у сосны. Сосна прочнее на сжатие вдоль волокон, столбы и подпорки из неё надёжней. У переводы-балки до её установки на место делают «лыску» — ровный затёс с одной стороны по всей длине. На этот затёс будут ложиться плахи пола. Балки устанавливают во время возведения сруба. В череповых, больших по диаметру чем остальные в стене, брёвнах, на которые они укладываются, на расстоянии полтора-два метра друг от друга вырубают гнёзда в полбревна. Поэтому их торцы не видны с улицы. Балки укладывают вдоль короткой стены сруба. Первыми ложатся на свои места крайние, на них опирают концы ровной доски, проверяют уровень. Затем под этот уровень подгоняют промежуточные балки. Чем меньше пролёт и расстояние между ними, тем больше их прочность. Плахи пола ложатся вдоль длинной стены. Их положение диктует само пространство. Надо, чтобы свет из окон падал на доски вдоль их направления. Тогда не будет видно теней от швов между половицами.

 

В толстых брёвнах верхнего венца над балками устраиваются такие же пазы, как в нижнем венце, только снизу, чтобы при укладке на место они закрывали выступающую часть уложенных балок. Получается так, что балки нельзя вынуть, не разобрав сруба. В замене их не было надобности, так как в хорошо проветриваемом помещении они даже набирают прочность и стоят столько же, сколько и весь сруб. Балки перекрытия у самих (торцовых) стен не устанавливают, а в брёвнах этих стен вырубают полки по всей длине глубиной сантиметров семь, на них и опирают концы половых досок или плах.

 

Набор венцов в субе раньше был очень строг. Каждое дерево размечали плотницким счётом — номер чина, номер венца, и каждый по-своему назывался: «тюлька», «коря», «сорочин», «закорюка» и так далее… В следующие по порядку венцы укладывают брёвна меньшего диаметра, их легче поднимать наверх. Кто-то подбирал и одинаковые брёвна. В иных местах набор венцов «полнеющий» кверху для противостояния дождям. Наглядный пример этому — дома в Белозёрске. Дальше на север укладывают толстые брёвна на уровне перекрытий, нижнего, где пол, и верхнего — чердачного. Они значительно превосходят по толщие остальные в срубе. Эти венцы называют черепными или череповыми. Несмотря на то, что в таких местах обычно конденсируется влага, способствующая гниению, из-за своей толщины эти брёвна могут стоять так же долго, как остальные в стене.

 

При возведении сруба только в одном венце выпиливают участки, где предполагают расположить оконные проёмы. Желательно, чтобы они были выпилены в последнем сверху венце, приходящемся на проём. Потом удобно бывает пилить вниз. Все брёвна, кроме этого, во всю длину стены — сквозные, как их называют. Так удобней набирать стены.

 

Участки между оконными проёмами называют простенками, короткие брёвна в них — сутунки. Кто экономит материал, укладывает сюда подходящей длины отрезки. Их в таких местах крепят между собой на два шкана (известные нам коксы), чтобы избежать выпучивания стен. При укладке сквозных брёвен в этих местах не забывают это делать тоже. Как отмечалось раньше, если дом рубится не на месте, а в стороне, то предпочитают делать две стопы по высоте. При этом не приходится высоко поднимать брёвна и не так много устраивать подмостей. В этом случае проёмы выпиливают сразу, оставляя цельным только верхний венец первой стопы и нижний второй. Проёмы необходимых размеров выпиливают окончательно, когда начинают отделочные и внутренние работы. В Мезени и на Пинеге по устоявшейся традиции из-за больших снежных заносов окна рубили на одиннадцатом венце. Это очень высоко, ведь в иных местах в жилом доме и всего-то одиннадцать венцов. Для подачи материалов внутрь сруба одно-два окна делают сразу.

       
   

Дверные проёмы часто выпиливают по мере возведения стен. Устанавливают колоду — дверную коробку и брёвна прирубают прямо к ней. Дверные и оконные коробки принято называть в деревне косяками. При их установке простенки дополнительно жёстко фиксируются в вертикальной плоскости, соединяясь с ними в шип.

 

В апокрифах (тайные произведения раннехристианской литературы, не включённые в библейский канон) говорится, что «первый дом построил Сатана, а Бог прорубил окна для света. Первые же после Ноя «домики строились без окон, но появился ангел (добрый человек) и прорубил их»…

 

Кто-то предпочитает экономить лес, используя, где можно, обрезки, а кому-то просто не хватает материала на стены. В этом случае кое-где наставляют недостающую по длине часть бревна в стене коротким бревном такого же диаметра. Соединяют его впритык — с вертикальным шипом в паз, прокладывают мох, чтобы соединение не продувалось.

 

Когда строят пятистенок — сруб с капитальной стеной по серёдке, делящей общую площадь на два отдельных помещения — горницу и повалушу (названия их могут быть разными в зависимости от региона и даже не походить друг на друга), то брёвна внутренней стены соединяют с фасадным «в сковородень» заподлицо или с остатком. На их концах выпиливают и вырубают снизу и сверху по четверти диаметра, вытёсывают «ласточкин хвост» — с уширением к торцу. Благодаря этому внутренняя стена жёстко закреплена и не продувается в соединении. На Севере предпочтительнее всё же соединение с остатком, в том числе и пятой стены. В этом случае её прирубают в обычную чашу, как остальные углы дома. Торцы брёвен с улицы дополнительно затёсывают топором — закрывают доступ влаги. Занимаясь этим, хозяин может задать загадку вдруг подбежавшему сыну или внуку: «Сколько гостей, столько и постель. Что такое?» Над ответом придётся покумекать, но он тут, под рукой — на глазах. Гости — брёвна стены, а постели — моховая подкладка — утепление!

       
   

Когда рубят длинную стену двора между летней и зимней половинами или огромного хозяйственного помещения, к примеру, в Мезени, устраивают перерубы-паклины — короткие поперечные стенки, или контрфорсы, выражаясь современным архитектурным языком. Они придают прочность стене и служат опорами для длинных переводин, удерживающих стропильные конструкции и всю крышу от расползания. Иногда в последнее время их заменяют сжимами. Это пара вертикальных брёвен или брусьев по ту и другую сторону стены, соединённых меж собой. Брёвна стены между сжимами должны иметь свободу для осадки, поэтому отверстия под крепёжные болты или хомуты делают продолговатыми по вертикали. С улицы сжимы подпирают подкосами.

 
 

Если рубят два сруба впритык, или шестистенок, то на уровне верхнего перекрытия устанавливают сжим другой формы, соединяющий их. Его изготовляют из «кокоры» — части елового ствола с загнутым на конце корневищем. На этом конце должно быть два «рога»-ухвата в одной плоскости. Они расположатся вверх и вниз вдоль выпусков одного сруба, цепляясь за них. Сам ствол пропускают горизонтально между пазами, которые надо специально сделать в выпусках к соседнему срубу. На другом конце от рогов-ухватов в стволе делают вертикальное прямоугольное отверстие, куда вставляют крепёжный клин. Под ударами он опускается вниз, скользя вдоль выпусков сруба и опираясь на них. За счёт клина и рогов-ухватов оба сруба надёжно удерживаются рядом. Это причудливое крепление так и остаётся жить на фасаде дома. Часто для красоты его делают в форме ключа. Такой символический ключ гигантских размеров невольно удивляет и старого и малого, тем более гостя из города.

 

Наблюдая за работой мастера и знакомясь со старинными русскими постройками разного рода, замечаешь, что при каждом случае плотники стараются придать любой функциональной детали живой образ. Обычно «каков строитель, такова и обитель». Это когда всё ладно да складно. А вот когда хозяева не особые доброхоты, плотники могут проявить свои проверенные художества. По все России была известна «кикимора», которую поселяли к таким хозяевам. Она шумит и стучит по ночам непрестанно, в ветренную погоду завывает по-сатанински. Попробуй отыщи её не зная места. Вот и идёт такой скупердяй к мастерам на поклон… «Кикиморой» может быть небольшая бутылка без донышка. Её прячут меж брёвен в срубе, прикрывают мхом, прорубают щель у горлышка. Как задует ветер, трубит она на все голоса. Всю душу вымотает. Известно: «Скупой платит дважды».

 

Работа наверху. «Матица»

 

«Берись дружно, не будет грузно»

 

По мере возведения сруба возникает необходимость в устройстве лесов. Вот тут-то и проявляется, впрочем, как во время всего строительства, особая необходимость во взаимодействии и понимании. При случае мужики вспоминали, что «вино ремеслу не товарищ».

 

Леса устанавливают внутри по всему периметру и иногда снаружи сруба. Ширина настилов определяется мастерами по месту. Стойки из тонкомерного леса в Вологодской области называют пробсинами. Они в основном из ели, 10–12 сантиметров в вершине, высотой не ниже крыши. Стойки на фасаде — под конёк: для рубки самцов — брёвен залобника, или фронтона (он же лобяк, лбище). Фронтон — вертикальная треугольная часть стены, образуемая скатами крыши.

 

Самцы или посомы — брёвна стены фронтона. Крышу с брёвнами в этой части, зажимающими своим весом слеги-решетины крыши из тонкого леса или жердей, называют самцовой или безгвоздевой. Крепятся стойки горбылями, прибиваемыми крест на крест, а также поперечинами из тонкомера. Если не ставят стойки у стены, то поперечины одним концом прибивают к стене сруба на бобышку с выпилом, а другим к стойкам. Считается надёжной прибивка доски или бруса, когда две трети длины гвоздя вошло в тот материал, к которому крепят.

 

Чтобы поперечина была надёжно закреплена, в месте её примыкания к стойке делают затёс. Снизу прибивают бобышку длиной не менее 50 сантиметров, а гвозди размещают вразбежку, чтобы не колоть её. На поперечины укладывают доски настила, не прибивая их. По мере возведения сруба ставят дополнительные поперечины по высоте.

 

Поручни-ограждения устраивают на каждом ярусе лесов. Вехний прибивается к стойкам изнутри на высоте не ниже метра от настила. На поручни идут жерди диаметром 6–8 сантиметров, окорённые, с чисто обрубленными сучками, без задиров. Для подьёма на каждый ярус изготавливают временные короткие лесенки-трапики из подручного материала. Ступени из обрезков досок или жердей прибивают внахлёст к стойкам, иногда не зарубая нижнюю опорную кромку на тетиве (стойке).

 

Поверхность этих элементов часто не окорена.

 

При работе на высоте используют сделанную на долгие годы длинную, лёгкую, старательно изготовленную лестницу — «путик». Длина её бывает до пяти метров.


Путик изготавливают из молодых ровных елей, отёсывают с четырёх сторон для облегчения стойки. Ступеням также придают прямоугольное сечение, так как ступень с ребром удобней при работе — с неё не соскальзывает нога. Для того чтобы ступени не выезжали из пазов в стойках, каждую с торца расклинивают, а крайние и средние крепят сквозными коксами. Обычно путик лежит в палисаднике у главного фасада дома. Это последнее место, где он использовался во время строительства дома. С этой лестницы прибивают причёлины, можно дотянуться до главного украшения фасада — солнца, поправить наличники на окнах. Два раза в год его используют по другой причине: чтобы подняться к печной трубе зимовки и закрыть её на лето, предохраняя тем самым от дождевой воды. А на летней избе в свою очередь трубу открывают после зимы, летом готовят еду здесь.

 
 

Плотники всегда стараются использовать любую возможность облегчить себе работу. Если сруб небольшой и можно обойтись без лесов, используют для опор под настилы выпуски длинных брёвен в стенах. На определённой высоте заранее закладывают такие торчащие дальше остальных брёвна. Эти концы опиливают по окончании работ. Ставят лежни в оконные проёмы, прибивают к стенам по диагонали в углах опоры для настилов и т. д.

 

На высоту брёвна поднимают с помощью потоков (расстояние между верхними концами их короче), ваг и верёвок. Как удобней и в каком месте — определяется особо. В иных деревнях для подъёмных работ на дома огромных размеров приглашают вздымщиков. Мой знакомый, чей дом стоит в серёдке большой деревни, рубил дом сам. Всё подготовит для подьёма. И спокойно работает наверху. Как только завидит мужиков, возвращающихся откуда-нибудь с работы, часто это было в обед, кликнет их на пять минут: долго ли поднять четыре бревна. Так всё мимоходом, глядишь, а дом-то растёт в день по венцу.

 
 

Кто-то смекает иначе и девятиметровые брёвна поднимает со взрослым сыном на самый верх вдвоём. Для этого рядом со срубом вкапывают колодезный журавль, называют его — очап. Он действует как подьёмный кран, прост в изготовлении и эксплуатации. В то время, когда бревно, подцепленное верёвкой с крючком, поднято на необходимую высоту усилием рук, веса тела и дополнительного груза-противовеса, конец верёвки со стороны противовеса фиксируют на подготовленной специально для этого опоре. Один из мастеровых поднимается на стену и лёгким качком определяет бревно на место, в то время как оставшийся внизу у опоры должен синхронно стравить конец — ослабить. Кто-то умудряется очапом поднимать брёвна в одиночку.

 
 

В средней полосе я видел недавно, как хозяин один строил большой дом и сам поднимал всё наверх. Для этого внутри сруба посредине каждой из четырёх стен, немного отступив, надёжно вкопал в землю высокие стойки из брёвен — журавцы. Вверху на концах их врублены перпендикулярно короткие тонкие брёвнышки. К ним подвязал верёвки с крючками, на них перецеплял небольшую талёвку, за счёт которой можно поднимать груз без усилия. Поднял бревно, перецепил её на следующий журавец.

На определённой высоте, может быть на третьем-четвёртом венце сверху, посредине длины сруба поперёк его врубается толстая балка — «матица». Её называют везде поразному, сохраняя единый смысл, это может быть «матка», «матница». Число их зависит от толщины и размеров помещения. Колеблется от одной до трёх. Она как мама держит основную тяжесть на себе. Сейчас оба конца её изготовляют в форме ласточкиного хвоста с расширением к торцу. Их укладывают в пазы, сделанные «впотай», такой же формы, не забыв положить деньги для богатства. Верхним бревном они прижимаются. С улицы они могут быть не видны. Раньше, и где-то, возможно, и сейчас их выпукают на улицу, так как на них можно опирать стропильные конструкции, при желании по ним подшивать карниз. Торчащие на улице концы называют огнивами. О матице есть множество загадок: «мать в избе — рукава на дворе» или «лютая свекровь семью стережёт, свекровь рассердится — семья разбежится». Есть и поговорки: «худая матка всему дому смятка». Матица играет роль стяжки, удерживающей стены от раздвигания из-за нагрузки, передаваемой кровлей через быки-стропила. Верхняя часть матицы, смотрящая на небо, ровно затёсана, чтобы поверхность потолка, образуемая плахами перекрытия, была ровной. Она служит и промежуточной опорой и исключает прогиб потолка. Кривое бревно, обращенное горбом кверху, сослужит хорошую службу. Есть дома с подпорками под матицей близ печного угла. Такую опору с двумя подкосами наверху называют «крестом».

 

Матицу поднимают на место с пирогом, испечённым хозяйкой по этому случаю. Он привязан чересседельником, накинутым на матицу. Далее «хозяин ставит в красном углу зелёную веточку берёзки, а затем из среды плотников выступает такой, который половчее прочих и полегче на ногу… Он начинает священнодействовать: обходит самое верхнее бревно, или черепной венец, и рассеивает по сторонам хлебные зёрна и хмель. Хозяева всё это время молятся Богу. Затем севец-жрец переступает на матицу, где по самой середине ея положены: хлеб, соль, кусок жареного мяса, кочан капусты и в стеклянной посудине зелёное вино (у бедняков горшок каши, укутанный в полушубок). Лычко перерубается топором, шуба подхватывается внизу на руки, содержимое в карманах выпивается и поедается». — так пишет об этом обряде известный нам С.В. Максимов.

 

После установки матицы и «матичного» угощения катались на лошадях с песнями, чтобы всё село видело, что положили матицу. На этом этапе самое главное пройдено.

 

Много в жизни сельского человека связано с ней разных поверий. Впоследствии для того, чтобы путь был счастливым, перед уходом следовало подержаться за неё. Найденный от бороны зуб подтыкали под матицу, это якобы, предохраняло избу от клопов, блох и тараканов. У коровы новокупки, а также у лошади на режище отрезали пучок шерсти и подтыкали её под матицу; имя жениха узнаётся «слушанием под матицей».

 

В матицу в удобном месте вворачивается металлическое кольцо, куда потом вставляют очап — гнущуюся прочную еловую жёрдочку. Один конец её опирается в потолок, ко второму подвешивается кроватка для младенца — зыбка. К зыбке цепляется верёвочная петля, под ногу у самого пола. Поэтому руки у няньки были свободны, так можно спокойно прясть или вязать и баюкать ребёнка.

 

Самое верхнее бревно длинной стороны сруба служит опорой для «быков» (стропил) — оно значительно выступает за фасад. Также и нижние несколько брёвен под ним. Они усиливают опору. Это — перепуск или консоль по-современному. Его художественно оформляют. Фигурно вытесанные концы верхних брёвен называют усами. На консоль опирается карниз крыши со стороны фасада с улицы. Чем выше дом, тем длиннее делают консоль и, соответственно, больше вылет карниза. Так он лучше защищает стену от намокания.

 

Сверху над матицей бывает один-два венца и больше, если хозяева желают сделать чердак свободней. Последний венец дома профессионалы называют мауэрлатом, селяне — каретным. Он может быть скреплён нижними стяжками стропильных ног или своими собственными, так как воспринимает все нагрузки крыши. В него опирают стропила. Если рубят дом по-старинке без гвоздей, на самцах, торцовым стенам над перекрытием придают форму треугольника. Брёвна на них на каждом венце короче и короче. Когда положен князёк — коньковая слега, изба вчерне готова и поглотила столько материала, сколько понадобится теперь на внутреннее убранство и отделку. Но о крыше и кровле мы поговорим подробней. Не так всё просто, да и интересней.

 

Если сруб заготавливается предварительно, а не рубится на постоянном месте, после его полного изготовления проводится точная маркировка всех брёвен и балок. Затем можно безбоязненно перевозить сруб, не сомневаясь, что все детали встанут на свои места, и не надо будет подгонять что-то заново. На внешней стороне стены, начиная с первого венца по порядку до последнего бревна вверху, у углов делают неглубокие зарубы — какое бревно по счёту, начиная снизу, — столько и метин, для простоты используют римские цыфры. Так же на всех остальных стенах с внешней стороны. Внизу у этих метин, немного в стороне, оставляют меньшего размера «прим» — номер самой стены от одного до четырёх, если клеть, до пяти — если пятистенок. На сутунках отмечают номер простенка. Другие элементы дома маркируют такими же зарубами, но порядок для них свой. При желании маркируют венцы и масляной краской.


Сидя наверху, с удовольствием наблюдаешь за происходящим окрест. Легко вздохнётся, помечтается о добром, невольно подумается: «горька работа, да хлеб сладок», «работа и мучит, и кормит, и учит». А у молодого и вовсе душа ликует от ощущения сделанного, от свершившейся возможности самостоятельного творчества. Да, «добро делать спешить надобно!»

 

Врубки и соединения

 

«Знание — половина дела»

 

Невозможно себе представить мужика, вычерчивающего на листах ватмана чертежи своих построек, проектирующего узлы необходимых сопряжений в конструкциях. Обретая знания и опыт на практике, часто просто проявляя смекалку, он имел большой запас профессиональных знаний, позволявших ему оперативно решать, какую форму крепления предпочесть в том или ином месте, в той или иной детали во время самого процесса строительства. И вот некоторые другие, кроме тех, о которых уже шла речь выше, врубки и соединения, зная которые, мастер мог свободно браться за любую постройку, представляя её лишь в общих чертах.

 

Для сращивания горизонтальных элементов — балок, поясов, мауэрлатов, ригелей стропильных ног и стяжек используют врубки в притык со скобой (рис. 1а), простой накладной замок с креплениями нагелями в полдерева (рис. 1б), косой прируб (рис. 1в), впритык с вертикальным шпунтом или гребнем (рис. 1г), накладной замок с прямым зубом с креплением болтами (рис. 1д).

<




©2015 megapredmet.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов. Обратная связь...